ПОЛЬША, ГРЕЦИЯ, КОРЕЯ… ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ

ПОЛЬША, ГРЕЦИЯ, КОРЕЯ… ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ

Трагедия на Грибовичской свалке под Львовом, пожары на полигонах твёрдых бытовых отходов (ТБО) под Днепром и Запорожьем, конфликты по поводу захоронения отходов в Киевской области и ряде других регионов ярко высветили перед властями и общественностью, сложившуюся в Украине катастрофическую ситуацию в сфере утилизации отходов.
Департамент экологической безопасности Министерства охраны окружающей среды оценивает концентрацию в Украине всех видов отходов в объеме около 35 млрд. тонн, причем 2,6 млрд. тонн являются высокотоксичными. Ежегодно по данным министерства общий объем бытовых отходов увеличивается на 50 млн. м3 или 14 млн. тонн  (300-400 кг в год на 1 человека), а промышленных отходов – на 175 млн. кубометров.  В частности, только автомобильных покрышек ежегодно накапливается порядка 12,5 млн. штук. При этом объёмы выбрасываемого мусора, не смотря на сокращение и общее обеднение населения, а также уменьшение внутреннего производства, постоянно возрастают.
Сейчас в Украине площадь только зарегистрированных свалок составляет 12 тыс. км2, что равно суммарной площади 9 европейских государств. Ещё примерно в три раза больше территорий занимают несанкционированные свалки. Да что там – овраги практически возле любого населённого пункта, обочины дорог, бесчисленные участки в лесных массивах и лесополосах превращены в импровизированные мусорки.
При этом свалки – это не просто прямые (и колоссальные!) убытки как для страны в целом, так и для каждого региона, населённого пункта в отдельности. Они – источник постоянной и всё возрастающей угрозы для здоровья и жизни людей. В теле полигонов, без доступа воздуха органические остатки, разлагающийся пластик и другие соединения превращаются в смесь ядовитых соединений и в питательную среду для болезнетворных микроорганизмов. Через свалки, в том числе закрытые, ежегодно проходят колоссальные объёмы дождевых и талых вод, выходя из них уже в виде ядовитого инфильтрата.
Например, только в Киевской области за год только полигоны ТБО выделяют 6  млн. м3 инфильтрата. Таким образом, ежеминутно около 11,5 тыс. литров инфильтрата попадает в источники питьевой воды. Наглядно это можно представить как опрокидывание каждые две минуты в систему водоснабжения Киева по железнодорожной цистерне рассола, состоящего из органических токсинов, солей тяжёлых металлов и болезнетворных микробов. И так по 30 цистерн в час, день за днём, год за годом. Эту воду мы пьём сами, поим животных, чьё молоко и мясо, затем, употребляем, поливаем растения, чьи отравленные плоды потом тоже идут нам на стол.
Киевские свалки сильно ухудшили качество подземных источников водоснабжения в ряде водоносных горизонтов, вплоть до территорий Полтавской и Черкасской областей. Употребление испорченной инфильтратом воды приводит к резкому снижению иммунитета, посту заболеваний и высокой смертности населения. Вымирание нации происходит всё более ускоряющимися темпами.
К этому надо добавить более 100 ядовитых газов, потоком выходящих из каждой свалки и микроорганизмы, которых разносят насекомые, птицы и грызуны, что регулярно приводит к вспышкам тяжелых заболеваний среди людей, работающих на полигонах и в окружающих свалки населённых пунктах. И не имеет значения действует свалка или она закрыта и засыпана землей. С экологической и санитарно-эпидемиологической точки зрения старые свалки часто даже более опасны, чем те, что со «свежим» мусором.
Естественно, проблема отходов имеется не только в Украине. Но, если в ЕС, странах Северной Америки, Японии есть программы, ориентированные на переход к полной переработке отходов. Швейцария и Нидерланды уже превращают во вторсырьё практически 100% ТБО, а Швеция создала столь значительные мощности по управлению отходами, что сейчас перерабатывает мусор ряда соседних стран. Близки к этим показателям Дания, Исландия, Израиль, Сингапур, Южная Корея.
Однако даже в самой лучшей системе есть слабые места. Одной из таких трудноразрешимых проблем в сфере управления отходами оказались старые свалки. Из-за огромного числа патогенных микроорганизмов санэпидемслужбы обычно запрещают их вскрытие и сортировку. Для уничтожения источников инфекций применяли пропаривание, что оказалось чрезвычайно дорогим процессом, химобработку, что вызывало заражение почвы ядами, а также технологию биоремедиации – т.е. стимулирования размножения полезных микроорганизмов, которые подавляли патогенов. Последний вариант оказался наиболее щадящим, но требовал значительного времени – полезные микроорганизмы развиваются в кислородной среде и потому обрабатывать и рассортировывать свалки приходилось обрабатывая их послойно и постепенно освобождая от мусора полигон на всю глубину.
Так, например, в 60-х годах удалось освободить от старой свалки территорию на окраине Мюнхена, где был построен спортивный комплекс к летней Олимпиаде-1972. Второй аналогичный запрос возник в 2008 году в связи с подготовкой к чемпионату Европы по футболе «Евро-2012». В Польше для этих целей было решено построить новый стадион мирового уровня. Но, как оказалось, единственная подходящая для этих целей площадка была территорией закрытой ещё в 60-х годах свалки. Более того, вскоре выяснилось, что часть этой свалки представляет собой скотомогильник – захоронения кожзавода с огромным числом опаснейших микроорганизмов. Пресса взорвалась заголовками: «Балтийскую арену хотят построить на биологической бомбе», но что-то менять в планах было уже поздно. В Польшу пригласили ведущих специалистов по дезактивации такого рода объектов, но все они предлагали решения существенно превышавшие по срокам и денежным затратам технологию, которая была разработана в Украине.
Поэтому в Гданьск были приглашены отечественные эксперты и меньше чем за полгода они справились с поставленной задачей.
Спецификой украинского метода, который со временем получил от автора данной статьи название новой технологии биоремедиации-биодополнения – НББ-технологии являлась глубинная обработка всего объёма свалки комплексом химических, биохимических и микробиологических воздействий. Для этого проводится детальное изучение полигона георадарным методом, дополненным бурением скважин, пробы которых позволяют определить содержимое, химический и микробиологический состав. На основе георадарных данных и изучения проб составляется детальная карта и производятся расчёты оптимального воздействия на полигон. После этого в теле свалки бурятся с расчётной частотой и на расчётную глубину скважины в которые закладываются перфорированные трубы и через них нагнетается смесь специальных ферментов, растворённых в большом количестве воды. Далее через эти же трубы подаётся сжатый воздух. Цель процесса стимулировать развитие микроорганизмов, живущих в кислородной среде. Иногда эти микроорганизмы специально размножаются в аэротенках. Порой к автохтонным (местным) микроорганизмам добавляются специально выведенные штаммы. Собственно это и называется биодополнением.
НББ-технологии достаточно тонкий процесс и требует постоянного контроля и регулировки: если чего-то необходимого для микроорганизмов мало (например, низкий уровень кислотности среды) они могут быть не активны; если, напротив перенасытить среду ферментами – микробы могут «уснуть» от перенасыщения.
Важной особенностью НББ-технологии является её всепогодность. Обычно в зимнее время микроорганизмы не активны, что ограничивает использование традиционной биоремедиации в северных широтах. НББ-технологии благодаря работе на глубине избавлена от этой проблемы.
Всё это позволило эффективно решить проблему обеззараживания полигона в Гданьске и уже через четыре месяца после начала применения НББ-технологии приступить к сортировке содержимого полигона и строительстве на его месте стадиона, который позже получил название PGE Arena Gdansk.
Безусловно, разработчиками технологии ставилась цель для её первоочередного использования. Но успешно запущенные в Краматорске и Керчи проекты пришлось свернуть из-за политической ситуации и лишь создание комплексов по управлению отходами под Богодуховом и Люботином сейчас может наглядно продемонстрировать её эффективность.
Не просто оказалось продвинуть технологию и на зарубежные рынки. Хотя ею заинтересовались Литва, Россия, Ливан, Чехия, Казахстан и ряд других стан, по правилам этих государств действующие в Украине разрешительные документы они не воспринимают и требуют собственных научных исследований, демонстрации на собственных полигонах, получения местной сертификации и других обоснований.
Тогда за благородное дело продвижения НББ-технологии на мировой рынок взялась компания «Эко-Энергопром». Это специализирующееся на переработке отходов предприятие приняло решение стать не только ведущей компанией на своём секторе рынка в Украине, но и сделать ставки на инновации. Пробным шаром в этом направлении стали инвестиции в плазмагаз-технологии. Эта отечественная разработка совершила настоящий прорыв в сфере экологических технологий. Она позволяет перерабатывать любые, даже крайне токсичные органические соединения (которые не могут переработать ни какие микроорганизмы и которые крайне сложно сделать безопасными химическими методами) в горючий синтез-газ. Такой газ можно безвредно сжигать в печах или заправлять им баллоны автомобилей. Таким образом решаются две проблемы – экологическая и энергетическая.
НББ-технология также нашла, благодаря «Эко-Энергопрому», свои пути реализации на зарубежных рынках. Так запросы с предложениями о сотрудничестве прислали чехи и македонцы. Те же поляки готовы предоставить для прохождения разрешительной системы полигоны под Варшавой и Щециным. Китай приглашает украинских специалистов для совместных научных разработок в этой сфере на базе Шандунской Академии наук. Греция готова подписать соглашение о проведении исследований по применению НББ-технологии для решения ряда экологических проблем.
Но всех их опередили корейцы. Южная Корея, которую правильно называть Республика Корея (поскольку корейцы не признают разделения страны по 38-й параллели) имеет ряд сложных экологических проблем. Одна из наиболее острых – наличие более 4000 скотомогильников – результат ряда эпидемий, ящура последних среди скота и птичьего гриппа среди пернатых. Особенно острой является ситуация в самой густонаселённой провинции страны – Кёнгидо́ (Gyeonggi-do). Она обслуживает и кормит столицу страны – Сеул. Вместе они составляют агломерацию в 22 миллиона человек. Не удивительно, что здесь находится множество птицефабрик и свиноферм, а раз так на провинцию приходится и около половины скотомогильников страны.
Со временем могильники начитают сильно отравлять воздух и почвенные воды. Учитывая высокую плотность заселения прилегающих к могильникам территорий ситуация складывается катастрофическая.
Нельзя сказать, что местные власти закрывают газа на эту проблему. Было апробировано множество способов дезактивировать скотомогильники. Но они оказались дорогостоящими и не принесли ожидаемого результата. В конце концов, губернатор провинции, через посредничество компании Klein Korea обратились к автору этой статьи за помощью. Компания «Эко-Энергопром» отозвалась на просьбу о помощи. В Украину был приглашён директор Klein Korea господин Ву, который на примере Богодуховского комплекса по управлению отходами убедился в действенности НББ-технологии. После этого был подписан договор о демонстрации технологии в Корее.
В июне этого года группа специалистов Эко-Энергопрома во главе с заместителем директора компании Глебом Рыжовым вылетела в Корею и начала работу на предоставленных губернатором трёх скотомогильниках свиней и уток. Позже, для обеспечения демонстрации процесса, добавили ещё один могильник с курами. Надо сказать, что Корея имеет много специфики с которой ещё не приходилось сталкиваться нашим специалистам. Помимо языкового барьера и разницы в менталитете, возник ряд технических сложностей, связанных с закупками оборудования и международной пересылки ферментативных препаратов. Серьёзной проблемой оказалась и разница в стандартах проверки качества работ. Если европейские стандарты сосредоточены на анализе прохождения процессов внутри обрабатываемых емкостей, то стандарт санэпидемстанции Кореи ориентирован, главным образом, на пробы воды, взятые вне могильника, что далеко не всегда корреспондируется с процессами обеззараживания, поскольку на качество подземных вод могут повлиять различные факторы (например, отходы находящихся рядом ферм), но практически ни как скотомогильник.
Тем не менее, первый месяц работы специалистов Эко-Энергопрома показал высокую эффективность НББ-технологии и в отношении такого сложного типа объектов как «свежие» скотомогильники. Надо отметить, что чем более новый скотомогильник, тем сложнее идёт процесс его обработки, тем больше препаратов приходится расходовать, тем значительней нагрузка на оборудование. А всё это ложиться на затраты и снижает рентабельность процесса. Корейцы же выделили для демонстрации могильники самой недавней закладки – 2011-2012 годов.
Кроме того, наши специалисты были жёстко лимитированы по времени и цене за кубометр дезактивированного могильника. В какой-то степени это удалось обойти благодаря использованию парогенератора, создававшего эффект биотермической ямы и использованию украинских ферментативных препаратов вместо американских (как это было в Гданьске).
Работу усложняла опасность заражениями вирусами (прежде всего – птичьего гриппа), что вынуждало работать в защитных масках и костюмах химзащиты, а также начавшийся муссонный сезон с его частыми и сильными дождями. Всё это делало работу весьма экстремальной.
Кроме того, приходилось учитывать жёсткие экологические нормы Кореи. Например, не удалось получить разрешение на периодическое взятие проб из тела могильников. Поэтому пришлось анализировать ход процессов на основе состава газов, выходящих через вентиляционные каналы. Измерения показали что в течение первых 10 дней ферментативного воздействия и аэрации могильников удалось значительно изменить состав исходящих газов. Вместо метана, аммиака и сероводорода в выходящих газах появился углекислый газ и кислород – показатель того, что аэробные бактерии стали превалировать над анаэробными. Фактически полутора месяцев, как показали расчёты динамики изменения газовой среды достаточно для дезактивации могильников с птицей. Для дезактивацией содержащей много тяжёлых жиров и шкур могильников со свиньями может потребоваться 3-4 месяца.
Прорыв таким образом, налицо. НББ-технология оказалась способной справиться с самыми сложными объектами с самой тяжёлой и опасной биохимией. Это открывает перед ней широкое поле применения в мировом масштабе, начиная от розливов нефти и кончая отстойниками отходов ферм, мясокомбинатов и других производств ныне опасно загрязняющих окружающую среду. НББ-технология не только обеззараживает и лишает запаха отходы, она позволяет быстро преобразовывать их в ценный для удобрения полей гумус, а также производить из отходов другие ценные продукты.
Общемировые тенденции показывают, что будущее – за инновационными решениями в сфере биохимических технологий.
Олег Ольховиков

О нас

Компания «ЭКО-ЭНЕРГОПРОМ» работает на рынке Украины с 2008 г. Динамично развиваясь, мы постоянно расширяем и усовершенствуем свои услуги, связанные с утилизацией и экологичной переработкой промышленных отходов.

Последние новости

ПОЛЬША, ГРЕЦИЯ, КОРЕЯ... ДАЛЕЕ ВЕЗДЕ
Трагедия на Грибовичской свалке под Львовом, пожары на полигонах твёрдых бытовых отходов...

Контакты

Телефон:044 594 98 82
Email: eko-energoprom@ukr.net

г. Киев, с. Софиевская Борщаговка
ул. Малая Окружная, 10/1